Детские годы

История поэта, журналиста, литератора начинается в 1906 году в небольшом селе Мустафино Оренбургской губернии. Муса Джалилов родом из небогатой многодетной крестьянской семьи, где, однако, почитались знания и книги. Еще в деревне мальчик поступает в школу. В Оренбурге, куда через несколько лет переехали Джалиловы, заканчивает духовное училище – медресе “Хусаинию”. С самого детства Муса с трепетом прислушивается к напевной фольклорной речи, пытается облечь мысли в поэтическую форму. Рис. 1. Муса Джалиль в молодости
Рис. 1. Муса Джалиль в молодости
Его школьные годы совпадают с революцией, которую он принимает всей душой. Тринадцатилетним подростком он вступает в Коммунистический Союз Молодежи (Комсомол). Пылкий, простосердечный юноша спешит всех призвать к борьбе справедливость. В 1919 году в первой советской газете Татарии он публикует первое наивное, но вдохновенное, искреннее стихотворение – “Счастье” – о мечте принять славную смерть в бою за свободу трудового народа. Как показала жизнь, это были не просто слова. С тех пор до последнего дня стихи непрерывным потоком текли из его сердца, его большой бесстрашной души. До самой гибели в гитлеровских застенках.

Учеба и работа

Юноша много и жадно учится. Он поступает в Московский университет на литературное отделение, изучает русский язык. Его однокашники вспоминают, что он был бесконечно жизнелюбивым, светлым человеком. Смыслом жизни считал служение Родине и литературе. После окончания университета он работает в редакции татарских детских журналов и газет, переводит на родной язык тексты пьес и опер. Конечно, главное – стихи. Десятки ярких, честных стихов, которые тепло принимает советское студенчество, рабочая молодежь. Перед войной Муса с женой и маленькой дочкой Чулпан перебирается в Казань, где его ждет место заведующего литературным отделом Татарского театра оперы и балета. Он чувствует себя частичкой истории, ответственным за культурное будущее своего края, поэтому никогда не отказывается от общественной работы. Кроме должности в театре, он принимает нагрузку ответственного секретаря Союза писателей Татарии и депутата городского совета. Рис. 2. Муса Джалиль и его дочь Чулпан
Рис. 2. Муса Джалиль и его дочь Чулпан
Сейчас его сочли бы номенклатурным работником, застрахованным от любых неприятностей. Но тогда подобное положение означало не льготы, а серьезную ответственность. Поэтому, когда грянула Великая Отечественная война, Муса одним из первых является на призывной пункт.

Война – по ту сторону боя

Ценного работника идейного фронта хотели оставить в тылу, предлагали бронь. Но не в его обычае было стоять в стороне, когда решается судьба страны. В июле 1941 года он призывается в конную разведку, а в 1942-ом г. – Муса назначен военным корреспондентом на Ленинградский фронт.

Письма из окопа

Оказавшись в гуще фронтовых будней, Муса сражается как солдат и как поэт. Его стихи – обо всем, что видят и чувствуют миллионы: о героях-бойцах, о зверствах фашистов, о любви, которую невозможно убить (“Из госпиталя”, “Перед атакой”, “Письмо из окопа”). Простые, образные строки понятны всем, ложатся на сердце и помогают пережить дни потерь. Последнее письмо с фронта – другу и литератору Гази Кашшафу. В нем поэт говорит, что почти перестал сочинять из-за жестоких боев и обстрелов, потому что драться приходилось не на жизнь, а на смерть. Как нетрудно предположить, его “передовицы” (статьи на первые полосы газет) и рождались на передовой, на линии огня. В июле 1942 года с частями Второй Ударной Армии корреспондент Муса Джалиль оказывается в окружении. Раненый, он попадает в плен. С этой минуты поэт вступает на тот героический путь, о котором писал в юности. Путь, который спустя два года оборвется в Плетцензее.

Плен – борьба продолжается

От быстрой расправы Мусу спасло то, что он был татарином и образованным человеком. Гитлеровское командование готовило из таких людей – представителей башкирской, татарской, чувашской интеллигенции – агитационную группу (легион “Идель Урал”) для подрыва советской политики в тылу и на фронте. Вместе с несколькими верными товарищами Муса “соглашается” на сотрудничество. Гестапо приступает к обучению новых служителей Рейха. Легионеры отправляются на оккупированные территории, чтобы вести “разъяснительную работу” среди порабощенного населения. Пользуясь послаблениями в режиме, некоторым доверием начальства, Джалиль и его единомышленники занимаются подготовкой побегов из плена, созданием подпольных ячеек в разных концлагерях, куда “Идель Урал” вывозят для антисоветской агитации. Группы, с которыми “работали” легионеры, почему-то в полном составе переходят на сторону Красной Армии, небоеспособны, ненадежны, дезертируют массово и поодиночке.
Важно! Муса Джалиль с соратниками построили целую сеть, которая пользовалась вражескими средствами оповещения (типографией, радио) против гитлеровского режима.
Они тайком принимали сводки Совинформбюро и рассказывали о новостях с фронтов в листовках на русском и татарском языках. “Легионеры” готовили восстание среди заключенных, пытались установить связь с действующими частями Красной армии. Рис. 3. Муса Джалиль и Ахмет Исхак
Рис. 3. Муса Джалиль и Ахмет Исхак

Побежден, но не сломлен

Наивно было бы думать, что гестапо никогда не “расшифрует” подпольщиков. Среди заговорщиков нашелся предатель. На 14 августа 1943 года было назначено начало восстания, но 11 августа группу джалилевцев арестовали. Для многих жизнь в плену стала борьбой за личное выживание. Кто-то не выдерживал, падал духом, терял волю к сопротивлению. Тем удивительнее читать стихотворения, сложенные Джалилем в стенах Моабитской тюрьмы (он не прекращал писать ни на день). Они полны внутренней силы – даже бодрости, нежности, иронии, надежды (“Снежная девушка”, “Водоворот”, “Мечта”, “Случается порой”). Из многих десятков стихов на родину “вернулось” около сотни – два небольших самодельных блокнота, которые позже были объединены под названием “Моабитская тетрадь”. В них – воспоминания о родной земле, обращения к семье, друзьям, бытовые зарисовки, размышления о любви, человеческих ценностях и поступках. Одно из самых сильных и драматичных стихотворений – “Варварство”. Каждый год в дни Памяти, посвященные Великой Отечественной войне, тысячи людей в стране повторяют знакомые строки о жестоком истреблении миллионов невинных беззащитных людей. Такое нельзя забывать! Об этом писал поэт, за месяцы заточенья ставший свидетелем многих бесчеловечных казней. Терзала его и мысль о том, что на Родине пребывание во вражеских застенках, скорее всего, сочтут предательством. В стихотворении “Прости, Родина” Муса с горечью описывает, как оказался в плену: теряя сознание, он приставил пистолет к сердцу, чтобы не сдаться фашистам живым, но выстрела не последовало – все патроны были истрачены в бою. Он пытается передать на волю записи и весточку о борьбе в подполье. На последней странице одного из сборников поэт поручает тому, кто найдет тетрадь, передать ее на родину. Он говорит о грядущей казни, но больше его беспокоит судьба стихов: ему важно остаться в памяти людей народным поэтом Татарии. К смертной казни подпольщиков приговорили в феврале 1944 года, но исполнения осужденные дожидались еще полгода. Казнь состоялась в последние дни лета в тюрьме Плетцензее, куда 11 смертников доставили из Моабита. “Просвещенная“ нация не побрезговала применить одно из самых постыдных изобретений человечества – гильотину. В полдень 25 августа Мусы Джалиля не стало. Рис. 4. Фрагмент картины «Перед приговором. Муса Джалиль». Художник Харис Якупов. 1954 год
Рис. 4. Фрагмент картины «Перед приговором. Муса Джалиль». Художник Харис Якупов. 1954 год

Предатель или герой?

Один из рукописных сборников Мусы привез домой его освобожденный из плена товарищ Нигмат Терегулов (ему удалось дожить до конца войны, скончался он уже в советском лагере, куда его сослали в 1946 году). Вторую тетрадку передал родным Мусы бельгиец Андре Тиммерманс, с которым тот подружился в тюрьме незадолго до смерти.
Важно! Джалиль был прав в своих предположениях: в СССР он долгое время считался преступником, и его творчество было под запретом. Только когда Сталин умер, удалось реабилитировать татарского поэта. Константин Симонов добился, чтобы стихи моабитского узника опубликовали. Через год Мусе Джалилю присвоили звание Героя Советского Союза и Лауреата Ленинской премии – посмертно.
В 1966 году в Казани у стен кремля открыт мемориал, посвященный подвигу поэта. В дни его рождения и гибели здесь собираются все, кто его уважает и помнит. Жива дочь Мусы Джалиля – Чулпан Мусиевна, его внучка и правнуки. Все они – образованные талантливые люди, хранящие благодарность и любовь к славному отцу, деду, прадеду. Увы, сегодня память о татарском поэте несколько угасла. Напрасно. Таких людей забывать не стоит. Не только потому, что он храбро сражался с фашистским зверем в его же логове. Этот человек сумел прожить без лукавства, а это по-настоящему трудно: простые, ясные мысли и чувства рождали такие же простые и ясные поступки. Степень опасности или выгоды не имела значения. Вот что ценно. Почитайте его стихи – убедитесь сами. Рекомендуем вам также посмотреть документальный короткометражный фильм об этом поэте, чтобы лучше понять его творчество и все величие личности.