Детские годы

Будущий писатель был родом из Тверской губернии, куда после свадьбы перебрались его родители. У отца, которого звали Евграф Васильевич, было там, неподалеку от Калязина, родовое поместье, носившее название Спас-Угол. Мать Ольга Михайловна была дочерью мелкопоместного московского дворянина. Пятнадцатилетней она выскочила замуж за очень состоятельного человека, который был старше ее на двадцать шесть лет. По тем временам это считалось неплохой партией. Рис. 1. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Иван Крамской. 1879 год
Рис. 1. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Иван Крамской. 1879 год
К моменту рождения Миши 15 января 1826 в семье уже было пятеро детей – два мальчика и три девочки. В метрической книге указана другая дата – 27 января, поскольку записи велись по старому календарю.
Важно! Исследователи утверждают, что впечатления детских лет нашли отражение в его повести “Пошехонская старина”, которую с полным основанием можно считать автобиографией. Однако стоит отметить, что сам писатель очень не хотел, чтобы его отождествляли с главным героем этой книги.
Обстановка в семье была тяжелой. Мать одинаково сурово относилась и к крепостным, и к собственным детям. О ней ходили легенды. Нежная и веселая Оля Забелина довольно быстро превратилась во властную и довольно грубую помещицу. Позднее писатель делился с друзьями, что жили они мрачно и что он ненавидит свою мать. При этом у него было привилегированное положение, его считали любимчиком. В семье практиковались телесные наказания, розги постоянно кому-нибудь перепадали, так что детский плач был делом самым обычным. Несмотря на суровую обстановку, учились Салтыковы-младшие всему, что положено было знать дворянским недорослям. Сначала с Михаилом занимался крепостной художник Павел Соколов. Некоторые науки преподавала старшая сестра. Закон Божий он изучал под руководством местного приходского священника, а иностранным языкам обучали мальчика гувернантки. С детства Миша прекрасно говорил по-французски и по-немецки. Рис. 2. Михаил Салтыков в 1850-х годах
Рис. 2. Михаил Салтыков в 1850-х годах

Сумрачный лицеист

Знаний, полученных дома, хватило, чтобы поступить в Московский дворянский институт – одно из лучших учебных заведений того времени. В ту пору ему было десять лет. Миша был образцовым учеником. Он проявлял великолепные способности к наукам, к тому же, отличался примерным поведением. За особые успехи в учебе его рекомендовали в знаменитый Царскосельский Лицей. Это было не только возможностью получить очень качественное высшее образование, но и давало отличный старт в карьере. Кроме того, обучение и содержание воспитанников гарантировало и полностью обеспечивало государство. И вот в этом привилегированном учебном заведении Мишу как подменили – он практически не вылезал из карцера за отвратительное поведение, неаккуратность и сквернословие. Годы учебы Салтыкова-Щедрина ничем не напоминают пушкинское лицейское братство. Друзей Миша так и не завел. За ним закрепилось прозвище “Сумрачный лицеист”. Однако каждому выпуску полагалось иметь своего поэта – такая традиция сложилась с первого выпуска. Именно эта роль была уготована Михаилу. В свободное время он этим и занимался – рифмовал свое и переводил чужое. Его стихи даже публиковали столичные журналы, например, “Библиотека для чтения”. Подборки выходили с 1841 по 1844 год. Однако сам Салтыков-Щедрин постарался потом о них забыть. Раздел “Стихотворения” есть в приложении к полному собранию сочинений, но исключительно как справочный. Учился Михаил Евграфович неважно. Тем не менее, Лицей он окончил в 1844 году. Чин, правда, мог бы быть и посолиднее. Другие выпускники выходили в свет титулярными советниками, а он – всего лишь коллежским секретарем. Рис. 3. Дом Михаила Салтыкова-Щедрина в Вятке
Рис. 3. Дом Михаила Салтыкова-Щедрина в Вятке

Салтыков-Щедрин - чиновник

После Лицея Михаил поступил на гражданскую службу - начал с должности мелкого чиновника в военном министерстве, да еще и вне штата. Два года спустя его взяли уже официально, на должность секретаря. Успехи по службе его волновали мало, а вот литература и журналистика очень даже интересовали. Журналистскую деятельность Салтыков-Щедрин начал с небольших заметок о книгах. Их печатали “Отечественные записки”. Попробовал сочинять и художественную прозу - сначала это были короткие рассказы, но в конце 40-х появились две первые повести. Одна называлась “Противоречия”, другая - “Запутанное дело”. Михаил Евграфович отдал их в тот же журнал, и их с радостью напечатали. В те годы он зачитывался современными французскими романами. Особенно ему нравилась Жорж Санд.

Вятский житель

Журнал, в который молодой автор отдавал свои первые творения, не вызывал у властей никакого доверия. На самого же молодого человека в то время еще никто не обращал особого внимания. Но появление повестей, пропитанных революционным духом (это происходило на фоне “Весны народов” - революций конца 40-х годов, прокатившихся по многим европейским странам), вызвали к нему интерес, в том числе и со стороны надзорных органов. Михаил Салтыков очень скоро оказался в Вятке, куда его отправили в ссылку. Это случилось весной 1848 года, его назначили на небольшой пост в губернском управлении и под негласным надзором самого губернатора. Однако уже осенью того же года несколько повысили по службе, сделав чиновником для особых поручений.
Важно! В это время Салтыков усиленно занимался самообразованием – серьезно изучал историю России, читал европейскую классическую литературу. Он наблюдал, разговаривал с людьми из самых разных сословий - в общем, собирал материал, который потом превратился в “Губернские очерки”.
Салтыков-Щедрин вообще мог остаться в своей ссылке навсегда. В это время происходили бурные события. Правительство было занято Крымской войной, военной реформой, уходом из жизни Николая I и коронацией Александра II, так что всем было не до мелкого провинциального чиновника. И лишь благодаря хлопотам Петра Ланского и его семьи вятскому чиновнику удалось вернуться в столицу и получить место в министерстве, на сей раз - внутренних дел. Рис. 4. Жена Михаила Салтыкова-Щедрина - Елизавета
Рис. 4. Жена Михаила Салтыкова-Щедрина - Елизавета

Личная жизнь Салтыкова-Щедрина

В Вятке Салтыков-Щедрин прожил почти семь лет. Здесь он познакомился с Лизой Болтиной, дочкой своего начальника. Поначалу отец Лизы Аполлон Петрович не особенно жаловал будущего зятя, сосланного за вольнодумство, но позднее они нашли общий язык и даже сделались друзьями. Лиза, или Бетси, как ее называли дома, была моложе своего предполагаемого жениха на 14 лет. Роман их не был безоблачным. Отца невесты перевели в другой город, так что молодым людям пришлось расстаться – выезжать из Вятки Мишелю, как Михаила Евграфовича прозвали будущие родственники, было строго запрещено. Запрет он один раз нарушил, но рисковал очень сильно, дело могло окончиться каторгой. Как ни странно, женитьбе “младшенького” противилась его же собственная мать, которую смущал юный возраст невесты. Влюбленные решили годик подождать, но в 1856 году они поженились. Мать Михаила невестку так и не приняла и на свадьбе не присутствовала.
Семейная жизнь складывалась тяжело. Михаил Евграфович унаследовал многие черты характера своей матери, был человеком резким и нетерпимым. Жена его оказалась доброй и терпеливой, но не отличавшейся большим умом и серьезными знаниями. Тем не менее, именно она переписывала повести и рассказы мужа, а после его смерти умело разобралась со всеми делами о наследстве, в том числе литературном. Несмотря на разницу в характерах, они прожили вместе очень долго. Первые годы союз был бездетным, но спустя семнадцать лет один за другим появились двое ребятишек, Лиза и Костя. Писатель их по-своему любил, но они, что называется, звезд с неба не хватали, что его очень огорчало. Рис. 5. Михаил Салтыков в 1889 году
Рис. 5. Михаил Салтыков в 1889 году

“Губернские очерки”

В 1856 году Салтыкова назначили чиновником для особых поручений при том же министерстве. Несколько лет он провел в постоянных разъездах. Почти сразу после назначения Михаил побывал в Тверской и Владимирской губерниях, где знакомился с состоянием дворянского ополчения, на тот момент весьма печальным. На литературное творчество времени было мало, писал он главным образом отчеты. Зато вышли отдельным изданием “Губернские очерки”. Именно с этого момента и появился псевдоним “Щедрин”. Книга имела очень большой успех, критики о ней заговорили как о новом слове в русской литературе – настолько точно никому еще не известный писатель передал характерные типажи провинциальных жителей и вообще всю обстановку русской провинции. Книгу в течение нескольких лет переиздали еще два раза.

Творческая деятельность писателя

Весной 1858 года Салтыкову-Щедрину пришлось снова уехать из столицы, но на сей раз – отнюдь не в ссылку. Его назначили на высокий пост в Рязани, потом он выхлопотал себе перевод в Тверь. Вышел было в отставку, но без дела сидел недолго. Собирался издавать в Москве свой литературный журнал, но ничего не вышло. Тогда писатель переехал в Петербург и фактически стал редактором “Современника”. Он писал для журнала очерки, хроники, а также публиковал там многие свои произведения. Попытался провести реформу книгоиздательства, но идея эта приверженцев во власти не нашла. Рис. 6. Комната в доме Михаила Салтыкова-Щедрина
Рис. 6. Комната в доме Михаила Салтыкова-Щедрина
В московских и петербургских журналах постоянно выходили его рассказы. Позднее он составил из них сборники. Один был выпущен под названием “Сатиры в прозе”, а второй - “Невинные рассказы”. Обе книги появились в книжных лавках в 1863 году и в следующие десять лет трижды переиздавались. В 1864 году он возобновил прерванную было карьеру и отправился в Пензу, затем его направили в Тулу, а после он снова оказался в Рязани. Публиковать он ничего не публиковал, зато интенсивно работал над тремя главными книгами. Начал с романа “Помпадуры и Помпадурши”. Писал его с перерывами почти десять лет, а в промежутках появились еще две книги - сначала “История одного города”, а потом и “Господа Головлевы”. В конце концов закончил и первый роман, так что все три книги вышли практически одновременно в начале 70-х.

Главный журнал

В 1868 году писатель вернулся в журнал “Отечественные записки”. К тому моменту редакцию возглавил Н. А. Некрасов. Салтыков-Щедрин окончательно расстался с государственной службой и с энтузиазмом занялся редактированием популярного издания. Именно здесь он публиковал практически все свои произведения - вышли “Письма из провинции”, “Дневник провинциала”, “Недоконченные беседы”, “Убежище Монрепо” и многое другое. “Господа Головлевы” и “История одного города” впервые увидели свет тоже в этом журнале, как и знаменитые сказки, адресованные отнюдь не детям. Самые известные – “Премудрый пескарь” и “Дикий помещик”. Салтыков-Щедрин увлекся редакторской деятельностью. Занимался он преимущественно подготовкой к печати беллетристики и прозаических переводов.
Важно! Цензура этот журнал не любила. Номера изымали из печати с печальной регулярностью, а в 1884 году издание и вовсе было закрыто.
Последние свои произведения Салтыков-Щедрин отдавал в другие журналы. Несколько рассказов напечатала ”Неделя”, кое-что попало в “Русские ведомости”. Рис. 7. Портрет Михаила Салтыкова кисти Н. А. Ярошенко. 1886 год
Рис. 7. Портрет Михаила Салтыкова кисти Н. А. Ярошенко. 1886 год

Последние годы

Салтыков-Щедрин никогда не отличался отменным здоровьем. Ему изрядно повредила ссылка в Вятку. Закрытие любимого журнала довершило процесс. Он остро реагировал на ситуацию с “Отечественными записками”. Свое состояние описал в сказке “Приключение с Крамольниковым” и в цикле “Пестрые письма”. Он практически потерял связь с читателями. Ситуацию усугубляло почти полное одиночество. Он все время лежал в кровати, а если кто приходил в гости, велел отвечать, что ему некогда и он умирает. Умер писатель 28 апреля 1889 года (по старому стилю эта дата приходилась на 10 мая). В качестве причины врачи назвали осложнения после гриппа. Перед смертью Михаил Евграфович успел распорядиться насчет погребения – хотел, чтобы его похоронили где-нибудь поближе с И. С. Тургеневым на Волковом кладбище в Петербурге, что и было исполнено.

Интересные факты

  • Салтыков-Щедрин был заядлым игроком в карты. Он часто проигрывал и всегда заявлял, что выигравший – шулер.
  • Несмотря на то, что мать писателя была властной и суровой помещицей, жестоко обращавшейся с крепостными, никакого отношения к печально известной Салтычихе она не имела.
  • Салтыков-Щедрин грубо и резко обращался со слугами.
  • В собственной семье писателя боялись все домочадцы.
Еще больше интересных фактов об этой известной личности, а также отрывки экранизаций его произведений, вы найдете в видео ниже.